Гендерное равенство женщин – естественное состояние в Степи.

На Западе сложилось ошибочное мнение о том, что в традиционном казахском обществе было приниженное положение женщины. По большей части к этому приложили руку шовинистически настроенные псевдоученые Российской империи, которым нужно было обосновать захват степи. Российская империя якобы несла так называемым «отсталым» народам просвещение и прогресс. Эту тенденцию впоследствии подхватила Советская наука, которая вела идеологическую борьбу с национальными культурами народов, населявших Советский союз. Работа эта велась руками самих писателей – представителей коренных национальностей союзных и автономных республик, краев и областей в составе Советского государства.

Казахские писатели – выкормыши Советского государства, должны были пропагандировать наличие классовой борьбы в ауле, в самой основе казахского традиционного общества. На то, что аул является просто хозяйственно-бытовой единицей общества, основанной на очень близком семейном родстве, внимание не обращалось. Советизированными писателями запущены общепринятые в советское время литературные клише, как-то: «жирный бай, обжирающийся мясом», «голодный чабан-пастух со своими детьми, заглядывающий в дверь и не смеющий войти». А то, что этот самый «голодный» чабан был родным или, в крайнем случае, двоюродным, братом «жирного» бая в расчет в этих идеологизированных произведениях не брался. По казахским понятиям родственники по мужской линии до седьмого колена считаются близкими родственниками и назывались словом «бауыр» — в переводе «печень». Это слово показывает ту близость, с которой воспринимались родственники, ведь печень очень важный орган находящийся внутри человека. Этот самый «жирный» бай ну никак не мог оставить свою «печень» без помощи – это не укладывалось в мораль казахов. Поэтому «классовая борьба в ауле» — это миф не основанный ни на чем.

Одним из таких негативных штампов советской идеологизированной литературы был образ «забитой аульной женщины», которой якобы все помыкали. Этот образ тоже кочует из произведения в произведение. Советская идеология использовала этот образ для создания у читателя мнения о якобы существовавшем у казахов неравенстве полов.

Дополнительно к этому, на Западе казахов и Казахстан ошибочно идентифицируют с мусульманскими странами и те традиции принятые в этих странах ошибочно экстраполируют на Казахстан. Это в корне неверно. Казахи не арабы, и ислам явление наносное и чуждое для казахского менталитета. В традиционном казахском обществе женщина никогда не носила не только паранджу, но даже чадру. Она никогда не закрывала лица. Красотой женщин открыто восхищались. Мужья не только не прятали своих жен, а наоборот гордились красотой и умом жены, ее умением вести себя в обществе. Если супружескую пару приглашали в гости, то жена сидела рядом с мужем на почетном месте.

В казахском языке нет категории рода, отображающей принадлежность к полу, как в славянских языках. У казахов равенство полов отражается даже в самом языке. Когда говорят үлкен кісі дословно «большой человек», что означает уважение по возрасту, невзирая на половую принадлежность человека. В каком-то африканском языке для мужчин есть особый стоящий падеж, а для женщин особый сидящий падеж. В казахском языке нет такого разделения. В традиционном обществе все казахи являлись всадниками, невзирая на положение в обществе и половую принадлежность. Если крестьянин или ремесленник в Западной Европе не умел и не мог ездить верхом, то у казахов верхом ездили абсолютно все. А у всадника совершенно другое восприятие мира. Всадник смотрит на мир сверху и ему видно намного дальше и больше, чем крестьянину, привязанному к небольшому клочку земли, у него более широкий кругозор. Всадник обладает подвижностью и свободой. А казахские женщины были всадницами все.

В кочевом обществе определяющим фактором является меритократия, то есть власть получается человеком по заслугам. Женщины в степи имели доступ к власти и могли воспользоваться этим доступом в зависимости от своего желания наравне с мужчинами. Испокон веков в степи не было различия в воспитании детей в знатных семьях по половому признаку. Девочек знатного рода учили тому же, что и мальчиков. Их учили ездить верхом, стрелять из лука, сражаться всеми видами оружия, читать и писать, излагать свои мысли, психологическим аспектам. Они также слушали предания, эпосы и песни о прошлом. Их готовили к власти наравне с мальчиками.

Чтобы взять в жены такую девушку, ее нужно было победить в состязаниях, определяющим из которых был поединок на мечах. Состязались также в искусстве стихосложения, стрельбе из лука, скачках верхом. Если девушка испытывала нежные чувства к юноше, дерзнувшем посягнуть на ее руку и сердце, то она, конечно же, поддавалась в этих состязаниях. Если же нет, то, как сказали галлы римлянам, ve victis – горе побежденным. Тогда девушка сражалась очень серьезно и могла даже убить такого наглеца. Если же проигрывала, то могла, по крайней мере, хоть уважать своего супруга. Есть у казахов национальная конная игра қыз-қуу – она является проявлением этой состязательности. По правилам этой игры жигит должен был догнать девушку, ускакавшую вперед и на полном скаку поцеловать ее. Дистанция была ограничена. Доскакав до межи участники игры должны были повернуть назад. Теперь должен убегать жигит, а девушка догнав его, стегала камчой до конца дистанции. Тут тоже все зависело от чувств девушки. Если они были, то она могла придержать коня и позволить поцеловать себя, а на обратном пути «не догнать» парня. Если чувств нет, то все по серьезному. Искусные всадницы могли выделывать на скаку такие финты, что подступиться к ним не было никакой возможности, не то, что поцеловать; а сильный удар камчи способен распороть кожу.

Всему миру известна наша прародительница, гордость Степи, предводительница славных и воинственных массагетов – царица Томирис. Еще три тысячи лет назад она правила степной страной. Под ее началом находились воинственные и свободолюбивые мужчины. И если они признавали ее власть, то это нужно было заслужить. Но в истории она осталась совсем не поэтому. Она покрыла себя неувядающей славой в веках своей победой над царем Персии Киром, знаменитым основателем династии Ахеменидов. Притязания Кира на мировое господство разбились об неукротимое сопротивление наших великих и славных предков саков, в составе которых и было племя массагетов. Римский историк Помпей Трог писал об этих событиях так «Томирис не испугалась, как этого следовало ожидать от женщины, вражеского вторжения» В отместку за предательскую смерть сына, великая правительница степного народа Томирис отрубила голову Кира после сокрушительной победы и засунув в бурдюк с кровью эту голову сказала: – «Ты жаждал крови, так напейся же ею досыта!» Эти слова звучат в веках и поражают своей лаконичностью и законченностью мысли. Поэтичность слога свойственна нашим женщинам. Даже сам поступок поражет красотою простоты – ничего личного и ничего лишнего.

Даже греческие мифы об прекрасных воительницах – амазонках отражает образ жизни и образ действий наших прародительницах. Это еще один степной народ – сарматы прославили себя. У сарматов целые армии целиком состояли из одних женщин, которые своей боеспособностью поражали самих, воинственных тогда еще, эллинов. К слову сказать, у той же царицы Томирис была личная гвардия численностью в три тысячи, целиком состоящая из женщин.

В собственно казахских ханствах за примерами тоже далеко ходить нет необходимости. Их очень много. Можно вспомнить хотя бы старшую сестру хана Кенесары – Бопай. Когда ее младший брат поднял знамя борьбы за независимость Казахстана от Российской империи и восстановил ханство, Бопай оставила своего высокородного мужа, который отказался помочь Кенесары, с детьми и с самого начала присоединилась к борьбе своих братьев и до самого конца участвовала в этой войне. Она достойно все десять лет несла все тяготы войны, хотя могла не воевать, а остаться в своем доме с мужем, окруженная роскошью и заботой. Но Бопай дочь султана Касыма выбрала другую судьбу — тяжелую и славную, полную опасностей и приключений. Она участвовала в самых дерзких боевых операциях наравне с батырами мужчинами. Там она и встретила того, кому отдала свое сердце, знаменитого Ағыбай батыра. Они участвовали во всех сражениях восстановленного Кенесары ханства против Российской империи. И после смерти хана Кенесары они продолжали сопротивляться. После этой войны, Агыбай-батыр лишился всех своих кочевий и был вынужден отправиться в изгнание. Бопай родная внучка Аблайхана – принцесса крови и сестра хана разделила судьбу со своим любимым. Они и погибли вместе во время бесчисленных странствий и безвестна их могила. Но память о героической паре жива в нашем народе.

В одно время с Бопай жила ханша Айғаным, вдова хана Уәли и бабушка Шоқана Уәлиханова. Она была по другую сторону баррикад. То есть ее муж Уәли хан принял сторону Российской империи в династической борьбе за власть, чтобы сохранить свою ханскую власть и воевал против своего родного племянника Кенесары, сына своего брата Касыма. Айғаным осталась вдовой с восьмью детьми на руках. Она не вышла замуж повторно, хотя желающих жениться на ней было много. Айғаным славилась своей красотой на всю степь. Она посвятила свою жизнь детям и власти – ханской власти. В это время Средний Жүз попал под вассальную зависимость от Российской империи. Это огромная территория в которую запросто вмещается территории современной Франции и Германии вместе взятые. Население кочевники, многие из которых совсем недовольны предательской смертью хана Кенесары и утратой независимости. Российская же империя хотела усилить свое влияние на Казахстан и вела свою игру в этом направлении. Айғаным, оказавшаяся между двух огней, было совсем непросто. Она проханствовала тридцать лет, сохраняя статус-кво. И только лишь после ее смерти Российская империя смогла полностью ликвидировать ханскую власть в Среднем Жүзе. Так что ханша Айғаным безусловно достойна уважения.

Как-то раз один из казахских батыров в юности со своими друзьями отправляется на поиски приключений. Через три месяца возвращаясь с этого похода они ночью натыкаются на табун лощадей, который пасется недалеко от какого-то аула без присмотра табунщика. Молодые люди, которых было трое, спонтанно решают угнать этот табун, надеясь на свою силу и испытывая свою юношескую удаль. Как оказалось в то время в ауле не оказалось мужчин. В догонку за ними, вскочив на коня, отправляется всего лишь одна женщина с куруком – это шест с арканом. Она догоняет этих парней и сбивает с лощадей умелыми ударами всех троих. Юноша ставший впоследствии батыром восклицает: – Эй, удары этой женщины похожи на удары моей старшей сестры!

Эта женщина действительно оказалась его старшей сестрой. За время отсутствия своего младшего брата она успела выйти замуж и естественно жила в ауле мужа, который и оказался на пути ее непутевого младшего брата. По голосу она узнает своего братишку, по которому уже соскучилась. Соскочив с коня, она награждает своего младшего поцелуями вперемешку с побоями, чему обое были несказанно рады. Конечно же после этого он должен был остаться у сестры в гостях по меньшей мере неделю. А за попытку угнать табун должен был своей сестре еще неделю. К слову сказать, для обозначения именно старшей сестры в казахском языке предусмотрено отдельное слово – термин апа. А то, что юноша знал манеру ведения боя своей сестры означает, что они вместе тренировались, обучаясь боевым искусствам.

В Степи существовало сословие төре, якобы имевшее происхождение от самого Чингисхана. После вхождения Казахстана в состав Российской империи представители этого сословия пытались занять все положения родоправителей различных казахских племен, пользуясь поддержкой царской администрации. Кое-где это у них получалось. Но всегда находились те, кто дает отпор. Одним из таких родоправителей был Есеней, предводитель многочисленного и гордого племени Сыбан из Среднего Жүза. К этому времени Есеней овдовел и женился вторично на девушке из простой семьи Ұлпан. Она происходила из другого племени и для сыбанов была пришлой. Через четыре года или через пять лет после свадьбы Есеней умер, оставив Ұлпан вдовой с малолетней дочерью на руках, даже не c сыном-наследником. В таких случаях начинается борьба за власть, которая обычно переходила в то время в руки төре. За такое короткое время Ұлпан успела заручиться поддержкой некоторой части сыбанов. В разгоревшейся политической борьбе Ұлпан смогла усмирить внутренних претендентов на власть. Потом объединив всех сыбанов, отразила все притязания төре на свою власть среди сыбанов. Своим мудрым руководством она заслужила беспрекословный авторитет и правила сыбанами до конца своей жизни. Мужчины племени ее боготворили; и готовы были в огонь и воду и на смерть пойти за нее.

Боевые действия Второй Мировой войны не затронули собственную территорию Казахстана. Женщин в действующую армию не призывали. Все женщины, участвовавшие в этой войне были добровольцами. Женщины из средне-азиатских и закавказских республик не участвовали в войне в качестве военнослужащих. На фронте не было ни одной туркменки, узбечки, таджички и киргизки. А казашки воевали – сотни девушек ушли на фронт добровольцами. Из них две, совершив беспримерные подвиги, стали Героями Советского Союза и оставили свое имя в веках.

Первой казахской женщиной получившей звание Героя Советского Союза стала Мәншүк Мәметова. Ее родители умерли от голода, организванного Голощекиным и унесшего два с половиной миллиона жизней казахов. Выросла в семье тети. Училась в Алма-Ате на медицинских курсах и работала секретарем в Совнаркоме, это аналог современного Кабинета Министров. Теплее места не бывает в военное время. Мәншүк с самого начала войны начала писать заявления с просьбой отправить ее на фронт. И добилась отправки на фронт. Но там ее определили в генеральный штаб писарем. Она рвалась на передовую. Сначала стала медсестрой, потом закончила курсы пулеметчиков и в короткий срок стала лучшей пулеметчицей в части.

15 октября 1943 года батальон, где служила Мәншүк, получил приказ отбить контратаки фашистов при освобождении города Невеля. Немцы обрушили артилеристский и минометный огонь на господствующую высоту, где были окопы роты Мәншүк. Почти вся рота погибла от этого огня. Уцелело только три пулемета – они и встретили немцев и отбили несколько атак, но при этом погибли все, кроме Мәншүк. После этого она переползала от одного пулемета к другому, стреляя из всех трех и отбила в одиночку три атаки. Потом снова шквальный минометный обстрел, во время которого Мәншүк получила тяжелое ранение в голову и потеряла сознание. Когда она очнулась, немцы уже были на холме. Мәншүк расстреляла в упор 70 немцев и погибла, не выпустив из рук пулемета. Она не дожила до двадцать одного года 8 дней.

Әлия Молдағұлова была на два года моложе Мәншүк. Ее отец Нұрмұханбет Сарқұлов был вынужден скрываться от советских властей, как потомок баев, а ее мать Маржан убили во время голода на поле, где она собирала остатки урожая. После этого ее младший брат умер от голода. Әлия была записана на фамилию матери, чтобы не пострадала от властей. Ее приютил брат матери, который всю свою семью вывез в Ленинград во время своей учебы в Академии транспорта. Так Әлия попала в Ленинград. Там она училась в школе-интернате, который был эвакуирован в Ярославль. Закончив этот интернат, Әлия поступила в Рыбинский авиационный техникум. Через три месяца в декабре 1942 года она ушла добровольцем на фронт. В мае 1943 года в Москве была создана центральная женская школа снайперской подготовки. Әлия была в первом наборе этой школы. В июле 1943 года Әлия вместе с несколькими своими подругами была направлена в 54-ю стрелковую бригаду (22-я армия, 2-й Прибалтийский фронт). Был такой случай: Молдағұлова с подругами пробиралась по нейтральной полосе. Пятеро гитлеровцев, заметив их, устроили засаду. Первой выстрелила Әлия, еще двух убили снайперы Зина и Надя. А остальных солдат противника девушки под конвоем привели на командный пункт.

В начале января 1944 года 54-я бригада двинулась в наступление. Батальон, вместе с которым шли снайперы, должен был перерезать железную дорогу Новосокольники — Дно и захватить деревню Казачиха. Немцы упорно оборонялись, однако советские бойцы смогли подобраться к вражеским позициям. В этот момент погиб командир роты. Бойцы явно растерялись. Вот тогда поднялась Әлия и крикнула: «Қазақтар алға!», что значит казахи вперед. За ней пошла вся рота и ворвалась в траншеи врага. Уже во время рукопашной рядом с Әлией взорвалась мина. Осколок попал ей в руку. Несмотря на ранение, девушка не бросила автомат и подстрелила одного вражеского офицера. Но тот успел выстрелить в ответ и вторично ранил Әлию. Рана оказалась смертельной. Әлия Молдағұлова погибла в бою 14 января севернее города Новосокольники. Ей было всего лишь девятьнадцать лет. По официальным данным на ее снайперском счету 78 фашистов, но музейные исследователи называют цифру больше ста.

Можно сказать, что это дела давно минувших дней, а сейчас дело обстоит не так. Как все любят говорить молодежь нынче не та. Я лично не согласен с такой сентенцией. Пример у меня совсем рядом – моя родная сестренка Жанар Шакиржанова по мужу Давлетова. В 1986 году она училась в КарГУ на филологическом факультете на втором курсе. Ей тогда было только 18 лет. Декабрьские события всколыхнули всю страну. В Алма-ате и Караганде молодые люди, в основном студенты, вышли на площади с протестом против решения центральных властей о снятии с должности Первого Секретаря Динмухамеда Кунаева. Эти мирные выступления были подавлены войсками с неадекватной жестокостью с применением брандсбойтов с холодной водой. Демонстрантов избивали дубинками и саперными лопатками. В Караганде девчонок и мальчишек запихали в автобусы и вывезли в открытую степь. Не нужно забывать о том, что это декабрь месяц. В Центральном Казахстане, где находится Караганда, зима морозная. В степи ребят выгнали из автобусов и положили лицом в снег и продержали в таком положении около часа. Кто пытался подняться, того избивали дубинками. Потом приехал какой-то военный чин в звании полковника и прошел по спинам ребят в тяжелых военных зимних ботинках.

Потом их обратно привезли в город. После этого у них начались моральные мытарства. Участникам мирных (!) протестов было вынесено два смертных приговора. Советское руководство выставило их на весь мир преступниками и наркоманами. Кого просто исключали из ВУЗов, кого еще и сажали в тюрьму, где преступники издевались над ними безнаказанно. 99 человек посадили, многие из них в тюрьме погибли. Жанар тюрьмы избежала, а остального ей пришлось хлебнуть. Но эти мытарства не сломили ее дух. Сейчас она мать четырех детей. Развелась с мужем сотрудником КНБ, не побоявшись его угроз. В своем городе Уральске, где сейчас живет, она является журналистом с именем и авторитетом. Ее угрожали застрелить несколько раз сотрудники полиции (сейчас уже бывшие) за ее скандальные статьи. Она единственный журналист в Казахстане, на которого был подан иск на миллион долларов по статье «Чтобы не стать Боратами, надо конкурировать», суд она выиграла. Ее имя Жанар Давлетова является брендом. В данный момент она создает Ассоциацию независимых журналистов. Она – настоящий селф-мэн.

Из совсем нового поколения можно отметить Гогу Ашкенази, которая стремительно ворвалась в мир крупного бизнеса и стала миллиардершей. В 18 лет выиграв конкурс красоты в Алматы, она сделала головокружительную карьеру в бизнесе, доказав что в ее красивой голове есть мозги. А настоящий степной характер позволил ей удержать в руках бизнес. Ее обаяние и шарм позволили ей свободно вращаться в среде европейской элиты. Она сумела войти в число самого закрытого в мире английского истеблишмента. Гога Ашкенази супер селф-мэн. Все вышеприведенные примеры не являются чем-то из ряда вон выходящим – это всего лишь небольшая выборка из огромного числа случаев, отражающая общую тенденцию, не прерывавщуюся на протяжении веков.

Казахский народ любит своих дочерей. И всегда любил. Мы не арабы, которые до Муххамеда, закапывали новорожденных дочерей в землю живыми. У нас совершенно другие традиции и другой менталитет. Казахи своих дочерей всегда баловали, иногда даже чересчур. У казахов есть часто употребляемые устойчивые словосочетания «кыз – конак» означает девочка\дочь – гость, имеющее значение, что дочь покинет родной дом – поэтому ее нужно баловать и «кыз – батыр» означает девочка\дочь – герой имеет значение, что дочь уходит с любимым без страха перед будущим. Если девочка с рождения слышит о том, что она герой, то она и станет героем. У казахов есть отдельное слово, обозначающее родственников по матери – нағашы. Они терпят все капризы детей дочери. Сын дочери может украсть у своих нағашы или взять без спроса до сорока очень значимых и дорогих вещей просто по обычаю. Ему это положено и называется это «қырық серкеш» – сорок козленков, то есть доля сына дочери. Если сын дочери из рода потомственных батыров, то оружие и воинское снаряжение готовит его дед по матери. Особенно тщательно следят за состоянием изготовляемых защитных доспехов, потому что не хотят, чтобы дочери пришлось горевать по сыну. Если дед не дожил до этого момента, то эта святая обязанность переходит к старшему брату матери. Старшим братом считаются все мужчины младше отца матери и старше самой матери до седьмого поколения ее рода включительно. Все подвиги сына дочери являются законной гордостью ее отца. Наш народ обожает своих дочерей. Потому что они – дочери Неба!