Законы Ману

БОЖЕСТВЕННЫЙ ПРАРОДИТЕЛЬ МАНУ И ЕГО ПРЕДПИСАНИЯ ДОБРОДЕТЕЛИ

Перед Вами открывается одна из самых почитаемых у индийцев книг. Традиция приписывает ее составление мифическому первопредку и прародителю индоариев и всего человечества по имени Ману («Мыслящий»). «Манавадхармашастра», или «Законы Ману»,— самый известный широкому кругу читателей памятник древнеиндийской литературы. В нем можно найти предписания, касающиеся всех сторон человеческой жизни и людского общежития Индии, правила и законы рождения и смерти, брака и семьи, рода и племени, сословий (варн) и общественного управления.

«Дхарма» на санскрите означает «ведущий принцип». В древнеиндийской брахманистской философии это слово получило множество значений. Дхарма — это закон бытия, жизненное начало, кармический долг, предопределение, право, добродетель, свойство, учение, истина и закон.

Со временем слово «дхарма» стало обозначать совокупность правовых, моральных, этических и других норм, определяющих добродетельность человека и правила жизни в зависимости от его сословного статуса.

В самих Законах Ману дхарма, обладающая десятью признаками, определяется как «Постоянство, снисходительность, смирение, непохищение, чистота, обуздание чувств, благоразумие, знание Веды, справедливость и негневливость…» (VI, 92).

Свой нынешний вид Законы Ману приобрели в результате длительного развития индийской нравственно-правовой традиции. Столетия они существовали в устной форме. Когда же обычное право и устные традиции перестали удовлетворять потребности растущих древнеиндийских государств, возникли дхармасутры — основанные на Веде сборники фиксированных письменных правовых норм.

Эти сборники поучений и рекомендаций к применению обычных правовых норм создавались в брахманских богословских школах. Дхармасутры не столько излагали, сколько напоминали основные положения, которые читателю должны были быть известны в виде устного неписаного права.

В шраманский и маурийский периоды (VI—III вв. до н. э.) из дхармасутр выросли дхармашастры — сакрализованные правовые трактаты, более систематизированные и написанные стихами для лучшего запоминания и изучения.

Тогда-то Законы Ману и приобрели тот вид, в котором они дошли до нас. Текст, как полагают, окончательно сложился во II в. до н. э. — II в. н. э. Наиболее древними признаются II— VI главы, хотя и в них имеются позднейшие вставки и дополнения. Относительно новыми считаются первая и двенадцатая главы.

В Законах Ману сохранилась композиционная целостность первичного прототекста. Однако в тексте имеется немало повторений, отступлений, противоречивых положений, нередко нарочито приведенных непосредственно друг за другом.
Манавадхармашастра неоднократно переписывалась и комментировалась в Средние века (IX—XV), что свидетельствует о большом значении этого сборника в индийской культуре. Работы средневековых индийских комментаторов, особенно Медхатитхи (IX в.) и Каллюкабхатты (XV в.), имеют огромное значение для понимания многих стихов знаменитого сборника Законов Ману.

Почему сборник дхарм столь универсального характера приписан традицией Ману? Ответ на этот вопрос кроется в мифологическом и символическом значении самого этого имени.

Имя Ману упоминают древнейшие памятники индийской словесности и религии: Веды, Пураны, Махабхарата и Рамаяна.
В Ведах Ману, сын Вивасвата (света),— брат Ямы. Яма — первый человек, который умер, и царь духов предков. А Ману — первый человек среди живых людей и царь живущих в этом мире.

В пуранах и эпосе насчитывается 14 Ману: 7 бывших и 7 будущих. От каждого из них берет начало человечество или раса в соответствующий мировой период (манватару).

Манватара охватывает 71 махаюгу, или 306 720 000 человеческих лет.

Первый Ману Сваямбхува (Manu Svayambhuva — «мудрый, потомок Самосущего»), сын Сваямбху (svayambhu — «самосущий») Брахмы и его жены Шатарупы. Иногда говорится, что это сам Сваямбхува разделился на две половины: мужскую и женскую, от союза которых и родился Вирадж, мужское начало. От Вираджа и родился Ману Сваямбхува. Он царствовал над человечеством в эпоху Критаюги, сотворил семь Праджапати (властелинов творений), или великих Риши (т. с. семь мудрецов и созвездие Медведицы).

Второй, третий и четвертый Ману также стали родоначальниками многочисленных человеческих рас, которые не дали продолжения.

Пятый Ману Реванта (revant — «богатый, роскошный, пышный»), сын Вивасвата и Саранью в ее воплощении кобылицы. Саранью — мать Ямы, Ману и Ашвинов — мифическая родоначальница одушевленных существ (saranyu — «быстрый, беглый, бегущий, воздух или ветер»). Этот Ману олицетворяет «духа коня» в обряде ашвамедха.

Шестой Ману Чакшуша («различимый глазом» от санскр. caksusya — «приятный, миловидный»), творение бога Тваштара (tvastar — «плотник, мастер, творец»).

Отец этого Ману, Тваштар, одиннадцатый сын Адити, имел жену-демоницу из рода асуров, которая родила ему трехголового Вишварупу и дочь Саранью в облике кобылицы. 1ваштар создал риши Агни и Брихаспати, а также золотых рук маcтера Савитара. Саранью стала матерью Ману, Ямы и Ашвинов. Тваштар создал также мужа и жену, жениха и невесту. Он даровал людям сыновей и богатство, семена, приплод, коней и прочих животных. Он же даровал людям брачные законы. Тваштар передал эти законоположения Ману, а от Many их получили люди. В этом предании упоминается важнейшая роль Ману
в истории человечества как передатчика законов (дхарм) божественного происхождения.

Наконец, седьмой из живущих Ману — Ману Вайвасвата (vaivasvata — эпитет Ману и Ямы), сын Вивасвата (vivasvant — «ярко сияющий, сверкающий, лучезарный», эпитет бога Солнца Сурьи) и Саранью в ее божественном облике, прародитель живущих в настоящее время индийских народов.

Ману Вайвасвата спасся сам и спас семь риши (мудрецов — властелинов творения) от вод потопа, уничтоживших все живое на земле.

Потомки Ману населяли разные страны, переселялись, воевали с соседями и друг с другом, достигали господствующего положения в мире и утрачивали его. В середине II тыс. до н. э. носители ведической традиции еще обитали в областях Арейе (Сарайу), Арахосии (Сарасвати) и Гайдара (Гандхара) в Афганистане.

Предки современных индоарийцев втягивались в Индостан преимущественно из области Гандхара. Процесс индоевропеизации Пенджаба и Синда растянулся на несколько веков. В начале I тыс. до н. э. носители индоарийских диалектов проникли в водосборный бассейн Ганга и Джамны и навсегда остались там.

К концу двадцатого века число носителей индоарийских языков (хинди, урду, пенджаби) достигло миллиарда человек, сделав эту языковую ветвь одной из самых распространенных в мире. Таковы мифическая и реальная история и современность многочисленных потомков Ману Вайвасваты.

Согласно эсхатологическим представлениям древнеиндийского эпоса, первый из будущих Ману будет Ману Саварнин, сын тени Саранью, Саварны. От него произойдет новая раса людей.

Таким образом, к Ману Вайвасвате восходят родословные многих древних и современных индоарийских народностей, племен, родов и династий. Ману, однако, считается не только физическим прародителем ныне живущих индийцев, но и первоисточником боговдохновенных предписаний правового и нравственного характера, лежащих в основе всей системы индийской духовности, культуры и религиозно-философских форм сознания.

Законы Ману — источник сложный, многоуровневый, иногда нелегкий для понимания. К тому же читателю должно быть ясно с самого начала, что перед ним не свод действующего законодательства, а лишь весьма авторитетный, но не единственный сборник поучений в добродетели, составленный только одной из брахманских школ, изучавших ведийские тексты.
Подобно Эдипу пред загадочным Сфинксом, вдумчивый читатель разгадает многие загадки, если настроит свою душу на божественный голос вневременных истин, сокрытых под незамысловатым покровом образной иносказательности. Пусть он помнит, вчитываясь в строки многотысячелетней древности, что Бог является в Истине, а Истина — есть Бог.

А. Шапошников

  1. Даже застигнутому крайними обстоятельствами не следует гневить брахманов, ибо они, разгневанные, могут уничтожить его140 вместе с войском и перевязочными средствами.
    314. Кто может не погибнуть, прогневив тех, которыми был создан всепожирающий огонь, непригодный для питья океан, а также убывающая и прибывающая луна?141
    315. Кто может преуспевать, вредя тем, которые могли бы создать другие миры и других хранителей мира, а богов сделать побегами?
    316. Кто, желающий жить, стал бы вредить тем, опираясь на которых существуют вечно миры и бога и богатство которых Веда?
    317. Брахман — ученый или неученый — великое божество, равно как великое божество и огонь,— и использованный [при жертвоприношении], и неиспользованный.
    318. Пылающий огонь не оскверняется даже в местах сожжения трупов, а приносимый в жертву еще более усиливается.
    319. Таким образом, даже если бы брахманы занимались всякими непозволительными делами, они должны быть почитаемы во всяком случае, ибо [каждый из них] — великое божество.
    320. Кшатрия, слишком надменного по отношению к брахманам, может наказать сам брахман142, ибо кшатрий произошел от брахмана143.
    321. Огонь произошел от воды144, кшатрий — от брахмана, железо — от камня; всепроникающая энергия тех [первых] угасает в отношении источников своего существования145.
    322. Без брахмана не преуспевает кшатрий, без кшатрия не процветает брахман; брахман и кшатрий, объединившись, процветают и в этом мире, и в ином.
    323.[В конце жизненного пути царю] надо раздать брахманам все достояние, приобретенное штрафами, передать царство сыну и кончить жизнь в сражении.
    324. Царь, ведущий себя таким образом, следующий царским дхармам, пусть использует всех слуг [в служении] на благо народа.
    325. Итак, полное и вечное правило деятельности царя изложено; следует знать это правило деятельности по порядку для вайшьев и шудр.
    326. Вайшью, получившему посвящение, вступившему в брак, надо всегда быть занятым хозяйственной деятельностью146, и особенно разведением скота.
    327. Ведь Праджапати, создав скот, вручил [его] вайшью; брахману и царю он вручил всех людей.
    328. У вайшья никогда не должно быть [такого] желания: «Я не хочу пасти»,— а раз вайший желает, разведение скота ни в коем случае не должно производиться другими.
    329. [Вайшью] следует знать соответствующую цену драгоценных камней, жемчуга, кораллов, металлов, тканей, благовоний и соков.
    330. Ему надо быть знатоком посева семян, хорошего и дурного [качества] земли; ему следует знать полностью использование мер и весов,
    331. достоинства и недостатки изделий, выгоды и невыгоды [разных] стран, [вероятный] доход (labha) и убыток (alabha) от товаров (panua) и [искусство] выращивания скота.
    332. Надо знать, [каким должно быть] жалованье (bhrti) слугам (bhrtya), различные языки людей, способы сохранения имущества и [ведение дел по] покупке (kraya) и продаже (vikraya).
    333. Ему надо употреблять крайнее старание при приращении имущества в соответствии с дхармой и ревностно раздавать пищу всем живым существам.
    334. Для шудры же высшая дхарма, ведущая к блаженству,— обслуживание прославленных брахманов-домохозяев, изучивших Веду.
    335. [Шудра] чистый, послушный высшим, мягкий в речи, свободный от гордости, всегда прибегающий к покровительству брахмана, получает [в новой жизни] высшее рождение.
    336. Это объявлено чистое правило деятельности варн не в крайних обстоятельствах; выслушайте его по порядку для тех [варн] в крайних обстоятельствах».
    Такова в дхармашастре Ману, изложенной Бхригу, девятая глава.

Примечания
140 …могут уничтожить его — магическими обрядами и заклинаниями.
141 .Этот и следующие стихи содержат намеки на легенды, рассказанные в «Махабхарате».
142 …может наказать сам брахман — при помощи магических действий.
143 …кшатрий произошел от брахмана — существует несколько легенд, объясняющих это часто повторяемое утверждение.
144 Огонь произошел от воды — вот некоторые из имеющихся объяснений: молния исходит из тучи; огонь исходит из дерева, которое берет влагу из земли, и т. д.
145 …угасает в отношении источников своего существования — огонь гасится водой; кшатрий бессилен против брахмана; меч тупится от удара по камню.
146 Хозяйственная деятельность (vartta) — под этим термином подразумевается хозяйственная деятельность вообще: земледелие, скотоводство и торговля.